Как понять что на женщине приворот

kak-ponyat-chto-na-zhenshhine-privorot

Как мы уже сообщали, на прошлой неделе гостем редакции футбола был новый главный тренер сборной страны заслуженный тренер России Борис Петрович Игнатьев. Сегодня мы публикуем запись беседы Игнатьева с журналистами футбола.

Борис Петрович, вы ожидали, что вам предложат пост главного тренера сборной? Ведь уже после чемпионата Европы ходили слухи, что вы собираетесь уходить из Российского футбольного союза, хотите работать с каким-либо клубом. Как произошло ваше новое назначение?

Откровенно говоря, я не ожидал, что такое произойдет и выбор руководства РФС падет на меня. После всего происшедшего с нами в Англии я решил, что надо искать себе иное поприще, пришла пора переходить на работу в клуб, и начал уже что-то в этом роде себе подыскивать. Но в один из дней меня вызвал к себе президент РФС Вячеслав Колосков и сообщил, что предложение Романцеву и дальше оставаться во главе сборной сопровождается определенными условиями, и если он их не примет, то этот пост предложат мне. На что я сразу ответил: если такой вариант возникнет, необходимо собрать тренерский совет, который либо поддержит, либо отклонит мою кандидатуру, с тем, чтобы, если мне придется работать со сборной, я чувствовал поддержку своих коллег, мог на них опираться. Колосков ответил, что все это будет потом, поскольку вопрос пока на стадии обсуждения, предварительных переговоров.

Когда же президент РФС встретился с Романцевым, Олег Иванович заявил ему, вряд ли он сможет оставить Спартак. Узнав об этом, я попросил пару дней на размышление, поскольку сомнения одолевали меня.

— На чем основывались ваши сомнения?

— В основном они были морального свойства. Я считаю, что у нас, в силу сложившихся закономерностей, есть кандидатуры достойнее моей. Ведь как было принято в последнее время: тренера, чья команда выиграла звание чемпиона страны, общественное мнение ставило выше остальных. А по отношению ко мне у многих наверняка сразу возникли вопросы: да кто он такой, где, что и когда выигрывал, чего добивался и вообще, где раньше работал?

Был и еще один деликатный момент: как воспримут это назначение наши лучшие игроки, привыкшие видеть во мне второго тренера? Но как раз в эти минуты сомнений мне позвонил один футболист (это был Омари Тетрадзе). Сообщив, что они там, во Владикавказе, обо всех переговорах в РФС уже знают, прямо сказал: Чего там долго раздумывать, соглашайтесь…, и я постепенно стал настраиваться на положительное решение.

— А чем мотивировал свой отказ остаться во главе сборной Олег Романцев?

— В первую очередь тем, что клуб многое ему дал в жизни, и он отдал становлению Спартака тоже немало сил. Главным аргументом стало то, что Николай Петрович Старостин перед смертью завещал ему Спартак, просил не оставлять клуб.

— Доклад, который на заседании исполкома РФС делал Романцев, был вашим совместным?

— Моей была цифровая начинка. Нам никак не уйти от разговора о том, что произошло со сборной России на чемпионате Европы. Как вы думаете, могла бы наша сборная добиться такого же результата, как сборная Чехии? Какова ваша версия неудачного выступления сборной России?

Если утверждать, что мы могли выступить лучше, то сразу надо объяснять, почему этого не произошло. Первое — и самое главное — мы не сумели прыгнуть выше головы, почему — другой вопрос. Тут можно говорить о недостаточной функциональной, психологической готовности. Главное у нас не было коллектива, в нем оказалось немало обиженных, потому что все, в том числе и тренеры, наделали много ошибок. Одна из причин была в том, что ряд игроков, видевших себя в составе и уже немало в нем поигравших, в него не попали и оказались заменены молодыми футболистами.

Я согласен с Романцевым в том, что во время отборочного цикла в команде царила почти идеальная обстановка (не буду затрагивать спортивную сторону, потому что опять могут возникнуть вопросы, с кем, мол, вы играли). Имею в виду только степень реализации того потенциала, которым обладала команда, желание футболистов играть, воплощение в жизнь тренерских идей. Все это было.

Но как только команда собралась на последний перед чемпионатом Европы подготовительный этап, ее словно подменили. На мой взгляд, негативную роль здесь сыграл тот факт, что у нас не было сквозного финансового регламента с июля 1994 года и по 1 августа 1996 года, который был бы подписан всеми игроками. Тогда никаких разговоров об оплате не возникло бы.

Когда же началась непосредственная подготовка к играм в Англии и ребята начали знакомиться с контрактами, появились вопросы, которые явно стали отвлекать игроков от их основного занятия. Я это почувствовал еще в Катаре, хотя сам в обсуждении финансовых проблем не участвовал, игроки имели дело с Романцевым, с руководителями РФС. И когда мы приехали в Англию, пошло собрание за собранием

— Как понять что на женщине приворот?

— Всё было просто. Женщина сама того не догадываясь полюбила совершенно незнакомого человека. Так мы и поняли, что на данной женщине есть приворот и приворожили ее недавно.

— А разве нельзя было решить все финансовые вопросы до отъезда в Англию, чтобы каждый футболист расписался в том, что он согласен с какой-то конкретной суммой?

— Нужно было, но футболисты и руководство никак не могли прийти к общему согласию в части сумм, и это, на мой взгляд, стало основной проблемой в сборной.

Но ведь можно было поступить и так: скажем, 27 кандидатов в сборную обсуждают финансовые условия, а руководство РФС в конце концов объявляет тот предел, больше которого оно заплатить не может. Кто принимает его — остается, кто не согласен — уезжает домой…

На мой взгляд, еще на первом организационном собрании команды нужно было именно так поставить вопрос. Тогда, возможно, кто-то отсеялся бы сразу. Таким путем мы сейчас и хотим пойти, а тогда почему-то его не видели. Возникшая ситуация оказалась ключевой, не позволившей нам всем сесть в одну колесницу и двигаться в едином направлении.

Такое случается не в первый раз. На протяжении уже четырех чемпионатов мира и Европы мы наступаем на одни и те же грабли, обо всем знаем, но, словно страус, прячем голову в песок, ожидая, что ситуация как-то образуется сама собой. Но этого не происходит. Мы, кстати, получили любопытное письмо от нашего читателя Петрова из Новокузнецка. Вот что он, в частности, пишет: Наши футболисты, играющие за рубежом, привыкли к регулярным расчетам за свою работу. Российские чиновники не привыкли к этому, вот и недоразумение. Называть игроков людьми, думающими только о деньгах, неумно, за работу надо платить, соблюдая договоренность, тогда и не будет недоразумений. Справедливо, на ваш взгляд?

— Логично.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>